Почти весь Барнаул попал в приаэродромные зоны

Влaдeльцы зeмeльныx учaсткoв в Бaрнaулe и нa прилeгaющиx к нeму тeрритoрияx oбнaружили, чтo нa иx учaстки нaлoжeнo oгрaничeниe прaв. Мaссoвoe oбрeмeнeниe связaнo с ввeдeниeм oxрaнныx пoдзoн aэрoпoртa Бaрнaулa, кoтoрыe, кaк выяснилoсь, кругaми рaсxoдятся пo всeму гoрoду, a иx грaницы мoжнo измeнить тoлькo при сoглaсии Росавиации.

БРЕМЯ АЭРОПОРТА

Как сообщает мэрия города, обращения поступили от жителей поселка Лесной и села Власиха города Барнаула «по вопросу установления ограничения прав на земельные участки, предусмотренные статьями 56, 56.1 Земельного кодекса РФ».

Аналогичные вопросы задают жители других территорий муниципалитета и граничащих с Барнаулом районов.

В управлении Росреестра по Алтайскому краю «Интерфаксу» сообщили, что ограничения связаны с зонированием приаэродромной территории (ПАТ) аэропорта Барнаула, которое было проведено по требованию Росавиации.

«Приаэродромная территория является зоной с особыми условиями использования. Ограничения использования объектов недвижимости и осуществления деятельности в пределах подзон ПАТ установлены положениями Воздушного кодекса РФ (статья 47). Сведения о подзонах внесены в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН) в октябре 2020 года», — отметила начальник отдела в управлении Росреестра Людмила Докукина.

По ее словам, уже существующие строения, попавшие в эти подзоны, по-прежнему останутся в собственности граждан. «Соответственно, правообладатель свободно может распоряжаться своим имуществом: продавать, дарить его или завещать. Но в документах должно быть указано наличие соответствующих ограничений прав», — продолжила Докукина.

КАТОК ЗОНИРОВАНИЯ

Под каток зонирования попало две трети территории Барнаула, но многие владельцы участков пока об этом не догадываются.

«Мы узнали о том, что по участку действуют какие-то ограничения, буквально на выходных. Никаких уведомлений ранее не получали. Причем у кого-то из наших соседей-садоводов есть ограничение, у кого-то — нет», — сказал «Интерфаксу» владелец участка в садовом некоммерческом товариществе (СНТ) «Ракета» в Барнауле Василий Морозов.

Владелец другого участка в том же садоводстве Александр отметил, что «многие начали паниковать, заказывать выписки» из ЕГРН, чтобы понять, какое ограничение действует по его участку.

Как уточнили в Росреестре, работа по внесению сведений об отнесении участков к определенной подзоне еще не завершена, и уведомить всех владельцев участков ведомство просто не в состоянии.

«Действительно, мы отметили, что жители Барнаула стали чаще заказывать выписки из ЕГРН по земельным участкам. Чтобы людям было понятно и они не тратили средства на выписки (одна выписка стоит 350 рублей — ИФ), в феврале мы выложим в открытом доступе информацию о том, какой участок к какой подзоне относится», — отметили в Росреестре.

ЖИЛАЯ ЗАСТРОЙКА

Вместе с тем, масштабность зонирования сглаживается тем, что ограничения в каждой из подзон ПАТ разные. Самые серьезные из них действуют в 1-й, 2-й и 7-й подзонах, на них по сути запрещено вести какое-либо строительство. В остальных подзонах (с 3-й по 6-ю) требования намного мягче, но все же есть, к примеру, по высотности располагаемых строений и по их назначению.

Что касается «кругов обременения», то это коснулось не только частных домов и садовых участков, но и земель, на которых построены многоквартирные дома или на которых планировалось такое строительство.

«Часть земельного фонда в Барнауле — от улицы Просторная к аэропорту, это порядка 800 га — сегодня свободна и может использоваться под жилищное строительство. Некоторая часть ее как раз попадает в 7-ю санитарную зону. Город Барнаул вместе с Росавиацией проводит работу по корректировке этой зоны. Что-то удастся (вывести из ограничений подзоны — ИФ), что-то нет. Мы планируем тот участок, который у нас остается (за пределами 7-й подзоны — ИФ) и будем осуществлять строительство», — сообщил министр строительства и ЖКХ Алтайского края Иван Гилев журналистам в среду.

При этом он отметил, что, «конечно, никаких разрешений на строительство и тем более с привлечением средств граждан в защитной зоне быть не может».

«Учитывая, что город Барнаул замкнут с двух сторон рекой, с третьей — лесом и вот аэропорт с четвертой стороны, сложности возникают. (. . .) На ближайший десяток лет объемов (земли — ИФ) для жилищного строительства достаточно. Но в целом, куда пойдет город дальше, — это вопрос, который сегодня обсуждается и строительным сообществом, и муниципальными властями города Барнаула. Варианты: либо перенос аэропорта, либо переход на ту сторону реки. Вопросы есть. Пока четкого ответа на них не сформулировано», — резюмировал Гилев.

В том случае, если будет принято решение о переносе аэропорта за пределы города, возникает масса других проблем, помимо стоимости самого переноса инфраструктуры.

Во-первых, холдинг «Новапорт» и правительство Алтайского края ведут переговоры о строительстве в аэропорту нового терминала за 3 млрд рублей, и в этом году «Новапорт» намерен приступить к реализации проекта.

Во-вторых, взлетно-посадочная полоса (ВПП) аэропорта Барнаула требует капитального ремонта, без которого к 2024 году может встать вопрос о ее эксплуатации. На данный момент она поддерживается только текущими ремонтами за счет средств АО «Авиапредприятие «Алтай» (управляет аэропортом, на 52% принадлежит Алтайскому краю и на 48% холдингу «Новапорт»). О необходимости реконструкции еще в 2019 году говорил генеральный директор авиапредприятия Виталий Архипенко.

Обновление терминала и ВПП необходимы аэропорту, но их проведение серьезно осложнит возможный перенос аэропорта за пределы Барнаула.

Комментарии запрещены.