Реклама

Яндекс.Метрика

Силуанов нашел «черный» способ пополнить Резервный фонд

фoтo: Нaтaлия Губeрнaтoрoвa

Срeднeгoдoвaя стoимoсть «чeрнoгo зoлoтa» в рoссийскoй бюджeтe нa 2017 гoд, дa и нa слeдующиe 24 мeсяцa, прoгнoзируeтся в $40 зa «бoчку». При этoм с нoября прoшлoгo гoдa кoтирoвки бaррeля стaбильнo дeржaться на уровне в $55, иной раз превышая планку в $60. На первый взгляд, государство не берет в расчет существующие цены и ориентируется на пессимистические предположения, по которым цена «черного золота» упадет до $25. Тогда дефицит российского бюджет составит не 2,75 трлн рублей, как предполагается, а чуть ли не на 50% больше намеченного дефицита. Возможность этого прогнозируют не только западные эксперты, которые стараются «похоронить» российскую экономику, но и отечественные нефтяники. Стрессовый сценарий ряда крупных добывающих холдингов России предполагает падение цены барреля до $20.

Но пока нефтяные цены держатся. Появились шансы, что они не упадут и в дальнейшем. На это и уповает глава Минфина Антон Силуанов, заявивший, что дополнительные доходы от стоимости нефти (которые превысят $40 за баррель), должны поступать не на дополнительные расходы государства (то есть, федеральным министерствам и ведомствам), а на нивелирование расходов средств Резервного фонда и ФНБ, которыми государство собиралось покрыть грядущий дефицит бюджета.

Но не все так просто. Ранее дополнительные доходы от «нефтяных» денег чиновники федеральных министерств, рассчитывали пустить на дополнительные расходы собственных ведомств. В частности, в начале января Минсельхоз попросил увеличить вклады на экономический рост в аграрном секторе в 2017 году с 14 млрд до 64 млрд рублей. Другие министерства также ждут, что на фоне роста нефтяных котировок им выдадут более весомые денежные средства.

По мнению директора Института стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, поскольку дополнительные доходы от экспорта энергоресурсов должны закрыть дыры в бюджете и ограничить расход Резервного фонда, то «лишние» средства, которые просят отраслевые министерства, также не будут увеличены.

Впрочем, существенно сокращены они также вряд ли будут. «Посмотрите, из Резервного фонда и ФНБ в 2017 году на финансирование дефицита бюджета планировалось направить 1,8 трлн рублей. Силуанов говорит, что из-за повышения цен на нефть дополнительно можно рассчитывать максимум на 1,5 млрд. То есть деньги из Резервного фонда и ФНБ все-таки придется брать. Весь вопрос — в каких пропорциях», — отмечает Николаев.

Эти пропорции и объем изъятых резервных денег будут зависеть исключительно от нефтяных доходов. «В предвыборный год, когда государству необходимо будет показать значительный успех в борьбе с экономическим кризисом, не исключено, что власть все-таки будет предоставлять министерствам деньги, которые они просят. Пусть не в том объеме, который запрашивался, но все же», — отмечает Николаев.

Вместе с этим, позицию Силуанова можно понять. Сейчас цены на нефть выше $55, но никто не гарантирует, что в течение года они не опустятся до $35 и ниже. Тогда дефицит бюджета будут покрывать Резервный фонд и ФНБ, которые Минфин старается сохранить. Поэтому Силуанов, делая такие предложения, поступает вполне логично.

Но есть и другие факторы. Как заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов на Всемирном экономическом форуме в Давосе, ЦБ России может начать покупку иностранной валюты на рынке. По мнению экспертов, это снизит курс российской валюты до $67. Тем не менее, как полагает аналитик группы компаний «Финам» Богдан Зварич, есть надежда, что для рядового российского потребителя, это не окончится страшными последствиями. «Скорее всего, ЦБ с покупкой валюты будет поступать предельно аккуратно, и стоимость доллара не выйдет на за пределы 60 рублей», — полагает эксперт.

Комментарии запрещены.